ВИЗИТ В БУХЕНВАЛЬД. | «Пакт Рериха История и современность»
Подписаться:Записи

Вы тут: Главная » Л. В. Шапошникова » ВИЗИТ В БУХЕНВАЛЬД.

Блажен, кто посетил сей мир

В его минуты роковые!

Его призвали всеблагие

Как собеседника на пир.

Ф. Тютчев.

стр. 7-10.

История этой книги начинается с 70-х годов прошлого века. Эти годы ничем особенным не отличались, они, как мы тогда говорили, были застойными. Но у каждого человека эта «застойность» складывалась по-разному.

В 1975 году я была приглашена в Германию, где в издательстве «Брокгауз», в Лейпциге, перевели мою книгу об индийских племенах «Дороги джунглей».

Через некоторое время мои немецкие друзья предложили мне съездить в бывший концлагерь, а теперь музей, Бухенвальд.

От Лейпцига Бухенвальд находится относительно недалеко.

В один из прекрасных дней я села в автобус, который ехал в сторону Бухенвальда. Дорога была мирной и красивой, и наконец вдоль дороги возник лес, чистый, точно бы выметенный, и в этой чистотой не похожий на настоящий лес.

Потом дорога свернула в сторону от леса, и водитель, остановив машину, сказал: «Бухенвальд. Русская фрау может выйти». Из автобуса фрау вышла в полном одиночестве. Все остальные пассажиры поехали дальше. С дороги я увидела металлические высокие ворота и такую же изгородь. Это был Бухенвальд. Возле ворот стояли бронзовые фигуры, изображавшие человеческие страдания. И я вошла в Бухенвальд. Вдоль тропы тянулись остатки бараков, обозначенные прямоугольники с черными не то углями, не то кусками застывшего асфальта. На огромной территории никого не было. Я пошла вдоль этих прямоугольников, оставшихся от бараков, и ощутила нечто странное. Воздух точно бы стал тяжелеть, и мне стало трудно дышать. Я не могла понять, что же происходит. Воздух лагеря не был ни задымлен, ни запылен. Пронизанный лучами солнца, он как будто застыл над прямоугольниками прежних бараков. Через некоторое время я поняла — ни воздух, ни солнце здесь ни при чем. Нечто невидимое поднималось откуда-то снизу — от остатков бараков и всего того, что было сделано человеком. Это был не воздух, а скорее какая-то энергетика. Она застыла здесь, порожденная и накопленная человеческими страданиями. Я не могла ощутить ничего иного, кроме убийственной энергетики.

Чуть поодаль от бараков возвышалось огромное странное здание. и чем ближе я к нему подходила, тем больше сгущалась эта энергетика. По трубам, находившимся на крыше этого здания, я поняла, что это крематорий. я вспомнила, что мой издатель Гельмут мне рассказывал, что там нередко сжигали людей заживо. я не стала приближаться к крематорию. Здесь все было ясно. я развернулась, чтобы уйти, и увидела около ограды несколько сооружений с витринами вместо окон. вот тут все для меня и началось. То, что было выставлено в витринах, было трудно воспринять. я только ощутила, как застучало мое сердце, и перед глазами поплыли эти дикие сооружения. возникло ощущение, что я теряю сознание, но я не имела на это права. Эти страшные нечеловеческие витрины были заполнены одеждой, рассчитанной на детей от двух до 7-8 лет. Там были ботиночка, фартучки, рубашонки, носочки, платьица, а еще целая гора детских косичек. Эти детские косички и потрясли меня больше всего. Косички были разные — рыжеватые, золотистые, темные… Я знала, что в немецких лагерях уничтожали детей, но такое доказательство переворачивало душу и било в самое сердце. Детей, как и взрослых, вели в крематорий, раздев догола. Иногда перед тем, как сжечь, их убивали в специальной комнате, но чаще просто сжигали заживо. Можно было представить ужас и отчаяние этих ребятишек, когда их вели к печам крематория. Они были беспомощны и не надеялись, что их кто-то спасет. Спасителей не было, были лишь убийцы, хладнокровные и безжалостные. История человечества знала немало казней, но подобной массовой расправы с невинными детьми, пожалуй, еще не происходило за много лет исторического процесса на планете Земля. Их уничтожали сотнями и тысячами не только в Бухенвальде, но и в других немецких лагерях, где гитлеровцы чистили свою арийскую расу. Я слышала и читала об этом после войны, но такого соприкосновения с чудовищной реальностью уничтожения детей я не ожидала. Чистка арийской расы выглядела в Бухенвальде так, что даже трудно себе представить. Но эта чистка не объяснялась, на мой взгляд, идеологическими причинами. Здесь, за этим адом, скрывалось что-то еще, необъяснимое и невидимое, направлявшее волю и действия бухенвальдских детоубийц. Что же это было? Кто руководил этим страшным действом? В чем были виноваты эти дети? И кто их обрек на немыслимые в 20 веке испытания, которые не придумает даже выживший из ума или перепутавший ад с нашей планетой и устроивший его на Земле? Когда я стояла перед этими витринами, наполненными одеждой уничтоженных детей, то так и не могла ответить на эти вопросы. На память приходила легенда из туманной глубины прошлого о царе Ироде, уничтожавшем младенцев, чтобы убить того единственного ребенка по имени Иисус Христос, несшего людям новое сознание. Но с этой библейской легендой так не вязался 20 век, что я как-то не подумала о ней всерьез. Но это было зря. Легенда о царе Ироде свидетельствовала о жестокости борьбы между новым и старым, тем новым, что двигало космическую эволюцию и поднимало человечество на необходимую ему высоту.

Так июньским днем 1975 года, стоя у витрины с детской одеждой и косичками, я впервые задумалась над тем, что исторические проблемы, возникающие на нашей планете, могут быть решены только с помощью Космоса и его эволюции. Той эволюции, без которой не может быть эволюции земной. Тогда, в Бухенвальде, эта мысль мне показалась довольно фантастической и нереальной, но все мои дальнейшие наблюдения за земным историческим процессом вновь возвращали меня к ней, ибо только она объясняла, что же на самом деле произошло в Германии, в том страшном месте, где располагался концлагерь с привлекательным названием Бухенвальд, что означало «Буковый лес».



Оставить отзыв:


© 2015 «Пакт Рериха История и современность»